ГеографияИстория.Руководители города.Административное устройствоПочётные гражданеТранспортЖелезнодорожный транспортАвиа транспортПромышленностьТелевидениеПечатьМедицинаРазвлеченияУчебные заведенияГостиницыСпортВыдающиеся челябинцыЧелябинская городская дума. Депутаты Челябинской городской ДумыЧелябинская область Административное делениеГородские округаПриродные заповедники и паркиЭкономическая географияВодные ресурсыЭкологияЖивотный мирРастительный мирРельефНовости
 
 

Внушаемость информации часть 5

Кажется, это кодирование информации - досадный побочный эффект, которого хотелось бы избежать. . . А нет. Ибо, если свести его на нет, мы выходим к конспективной варианта, что приведенный в начале этой главы. Человеку, который является постоянным читателем газеты "Время" и разбирается в национальных проблемах, будет странно и неприятно видеть объяснение таких элементарных, как на нее, вещей. (Вспомним Гашекового "Швейка": "Вы знаете, что такое клейстер? Клейстер - это клей!") Поэтому автор берет за аксиому то, что читатель на том разбирается. Новый же читатель "Времени" с помощью интуиции и общей эрудиции впоследствии воспримет те "надконцепции", что присущие этому изданию. Кстати, этим отчасти объясняется иногда маниякальна привязанность человека к одному издания: неспособность или нежелание приспосабливаться к новым способам мышления, невидимых загальновиданневих положений и концепций заставляет человека всю жизнь держаться за газету или журнал, которые, возможно, того не стоят.

Итак, мы выяснили интересную подробность: то неуловимое, невидимое, что мы называем интеллектуализмом и внушаемостью, в целом составляет такой себе небольшой внутригазетний "абсолют", с которым у читателя налаживается устойчивый интеллектуальный связь. Что ж, оставим закарпатьски страсти и для сравнения, а возможно, и для выяснения новых аспектов проблемы рассмотрим еще один материал, на этот раз уже событийный очерк - ". . . Пройдя все круги ада "Зинаиды Загородней из той же газеты" Время / Time ".

Данный пример существенно отличается от предыдущего: материал, рассказывающий о подробностях судебного дела об убийстве, построенный по очень интересным принципу контраста. Прелюдия к очерку - метафора в виде отрывка из Библии, символизирующий "кривосуд" Понтия Пилата. Первая часть выполнена в художественной манере, это фактически художественное творчество. Подробно описываются переживания героя в тюремной камере, а затем, в виде его воспоминаний, зрительных образов - весь ход событий, обстоятельства преступления. Здесь присутствует конкретный сюжет действия, внушаемость проявляется на макроуровне: суггестивная сама манера, сам стиль. Читатель начинает догадываться, что это - не просто бытовое повествование об убийстве на почве пьяной драки. И правда: вторая часть поражает сухостью, она содержит цитаты из судебных постановлений, из приговора, выдержки из уголовного кодекса подобное. Фактически каждая из этих частей есть вроде автономной, и ни одна не создает полную картину. Первая - образная, но малоинформативная, вторая - информативная, но неинтересная и трудна для чтения. И лишь в сопоставлении друг с другом обе части, дополняя друг друга, сливаются в единый модульный текст. История, описанная в приговоре, приведенном на русском языке (см. анализ предыдущего материала), не совпадает с представленной в первой части. Желаемый эффект - ощущение несправедливости, неверие в судебной власти - достигается как раз этим несоответствием. Вот яркий пример внушаемости на уровне концепции, - и между тем на образном уровне внушаемости фактически нет. Первая часть выполняет роль иллюстрации к другой, это как яркая картинка, предыстория трагедии, и читатель, оказываясь посвященным в правду (в которой он не сомневается - для читателя является аксиомой правдивость первой части), переживает несправедливость суда, за случайную гибель нападающего осуждает героя на 8 лет заключения. Внушаемость данного произведения является понятной только в современном политическом, историческом, культурном контексте.
Кстати, это также немаловажно. Очень трудно понять внушаемость произведения, не будучи посвященным в тайны истории, политики, культурной жизни современной ему эпохи. Иногда от того восприятия произведения меняется к худшему, иногда произведение просто приобретает новое звучание. Например, наши дети читают произведения о Халливера (Гулливера, как по-советски) Джонатана Свифта, как сказки о великанах и карликах, тогда как это - сатира на современный ему политический строй. То, что каждая фраза книги имеет многоэтажный подтекст, и сноски к свифтовом произведений занимают столько же, сколько и они сами, не мешает аниматорам снимать на их основе симпатичные мультфильмы (без всякой внушаемости!), А детям - без всякого анализа их смотреть.

Страница: 1 из 3    -   Следующая

Навигация: 1  2  3  



 
Наш опрос:
Нравится ли вам Челябинск

Очень
Жить можно
Не нравится



Другие опросы
 
 
 
 
Все материалы найдены в открытых источниках и права на них принадлежат их авторам.
По всем вопросам с нами можно связаться через форму обратной связи